«Сегодня всё решают не только ракеты и пушки, но и информационные операции»

Игорь Панарин. © / Кадр телеканала Спас

Отравление Скрипалей — первый случай в истории, когда фейковое информационное сообщение используется как оружие в гибридной войне против России, считает профессор, доктор политических наук, руководитель ассоциации «ИнфоСпецназ» Игорь Панарин.

Инфор­ма­ци­он­ная кам­па­ния, раз­вя­зан­ная вокруг отрав­ле­ния экс-пол­ков­ни­ка ГРУ Скри­па­ля, — стра­те­ги­че­ская опе­ра­ция гибрид­ной вой­ны про­тив Рос­сии, кото­рая про­во­дит­ся Вели­ко­бри­та­ни­ей. Её спе­ци­фи­ка в том, что впер­вые офи­ци­аль­но на выс­шем уровне объ­яв­ле­но, буд­то отрав­ле­ние чело­ве­ка нерв­но-пара­ли­ти­че­ским газом про­изо­шло в дей­стви­тель­но­сти, хотя есть боль­шие сомне­ния в том, что дан­ный факт имел место. Тем не менее на осно­ва­нии дез­ин­фор­ма­ци­он­но­го сооб­ще­ния на про­тя­же­нии полу­го­да рядом стран пред­при­нят ряд реаль­ных анти­рос­сий­ских дей­ствий. Фейк в новой упа­ков­ке стал пово­дом для высыл­ки дипло­ма­тов и дру­гих враж­деб­ных шагов.

Угро­зы уни­что­жать новое рос­сий­ское ракет­ное ору­жие, кото­рое будет нару­шать Дого­вор о запре­ще­нии ракет сред­ней и малой даль­но­сти, пред­ло­же­ние осу­ществ­лять мор­скую бло­ка­ду Рос­сии бое­вы­ми кораб­ля­ми ВМС США и тому подоб­ное — не глу­пость или неадек­ват­ность аме­ри­кан­ских поли­ти­ков, а осо­знан­ная часть гибрид­ной вой­ны. Автор мно­гих подоб­ных заяв­ле­ний, министр обо­ро­ны США Джеймс Мэт­тис, — извест­ный её тео­ре­тик. Он пони­ма­ет, что в воен­ном смыс­ле Рос­сия не усту­па­ет Аме­ри­ке. Одна­ко его эска­па­ды и заяв­ле­ния дру­гих аме­ри­кан­ских офи­ци­аль­ных лиц в этом смыс­ле чет­ко струк­ту­ри­ро­ва­ны: это часть инфор­ма­ци­он­но-пси­хо­ло­ги­че­ско­го дав­ле­ния на воен­но-поли­ти­че­ское руко­вод­ство РФ. Ответ здесь про­стой: у нас долж­на быть своя игра.

Наша сла­бость в том, что мы запоз­да­ло реа­ги­ру­ем на их инфор­ма­ци­он­ные опе­ра­ции. Зада­ча — навя­зать свою повест­ку дня. Но, разу­ме­ет­ся, не фей­ка­ми, а реаль­ны­ми пре­тен­зи­я­ми. Напри­мер, по Аляс­ке: поче­му все день­ги за неё так и не посту­пи­ли в рос­сий­ский бюд­жет? В 150 милях от закры­то­го недав­но рос­сий­ско­го кон­суль­ства в Сан-Фран­цис­ко нахо­дит­ся так назы­ва­е­мая Рус­ская Кали­фор­ния: кре­пость Форт Росс и ее окрест­но­сти. Пушек там в свое вре­мя было боль­ше, чем на всем Тихо­оке­ан­ском побе­ре­жье США. За эти зем­ли Аме­ри­ка оста­лась долж­на Рос­сии круг­лую сум­му, но эти день­ги нам так и не отда­ли. Где они? Давай­те нач­нем раз­би­ра­тель­ство, делать заяв­ле­ния, предъ­яв­лять свои пре­тен­зии. Вто­рой при­мер — две рус­ские эскад­ры, в Сан-Фран­цис­ко и Нью-Йор­ке, кото­рые 2,5 года защи­ща­ли аме­ри­кан­ские бере­га от нале­тов бри­тан­ско­го фло­та. Мы защи­ти­ли тогда неза­ви­си­мость США. Поче­му бы не под­нять этот вопрос сего­дня, не поста­вить там памят­ник рус­ским моря­кам и не полу­чить денеж­ную ком­пен­са­цию?

Мы долж­ны актив­нее про­ти­во­дей­ство­вать исполь­зо­ва­нию информ­тех­но­ло­гий в воен­но-поли­ти­че­ских целях, про­ти­во­ре­ча­щих меж­ду­на­род­но­му пра­ву. Инфор­ма­ци­он­но­го спец­на­за как отдель­ной струк­ту­ры в соста­ве Сил спе­ци­аль­ных опе­ра­ций РФ еще нет. Тем вре­ме­нем в фев­ра­ле 2017 г. министр обо­ро­ны Рос­сии Сер­гей Шой­гу уже объ­явил о созда­нии войск инфор­ма­ци­он­ных опе­ра­ций: фор­ми­ро­ва­ния рос­сий­ской армии, основ­ны­ми зада­ча­ми кото­ро­го явля­ют­ся управ­ле­ние и защи­та воен­ных ком­пью­тер­ных сетей, защи­та рос­сий­ских воен­ных систем управ­ле­ния и свя­зи от кибе­р­атак, надеж­ное при­кры­тие про­хо­дя­щей по ним инфор­ма­ции. На бли­жай­шее вре­мя это направ­ле­ние обес­пе­че­ния без­опас­но­сти стра­ны долж­но стать при­о­ри­тет­ным.